Beatle (thebeatle) wrote,
Beatle
thebeatle

Франкенштейн или Современный Прометей

Когда я брался за книгу, я думал, что открываю роман-точку, основу для абзаца в литературной энциклопедии, запыленный фолиант, чтение которого несомненно поднимает самооценку, но так же бесспорно и навевает уныние. Собственно говоря, в ней меня интересовало скорее даже место действия - Женева, Швейцария - а уже потом общий ореол классики и прочее. Ну и да, нужно было переключиться с житейского Грэма Грина на что-то более традиционное, чтобы не пресытиться "гринством". Так сказать, перезарядиться. Короче, я ожидал текста, имеющего огромное историческое и малое литературное значение. Так вот: чёрта с два. Или, в духе книги - Великий Боже! Как же я ошибался!
Дряхлой архаикой тут и не пахнет. Вообще. Странно говорить о книге с двухсотлетней историей в таких терминах, как драйв и саспенс. А иначе никак. Да, повествование развивается неторопко, но и затянутым его не назовёшь - никто ж не жалуется на два с четвертью часа Крёстного отца. Так и тут. Постоянные отступления от темы более чем органичны, что экскурсы в историю науки, что неожиданные развёртывания прошлого третьестепенных персонажей, что невесть каким образом всплывший тут фактический путеводитель по Англии и Шотландии. Ритм сохраняется, нерв не перестаёт натягиваться. Гравитация несёт повествование к финалу. Язык отдаёт патетикой - но патетикой живой, бойкой, да и потом куда более уместной здесь, чем в мёртвых фентезийных сагах (которые я, конечно, не читал). Автор спокойной играет с пространством, гоняя героя по раскручивающейся спирали то в Ингольштадт, то на далёкие Оркнейские острова (почему туда?!), то, наконец, к полумифическому северному полюсу - каждый раз упорно возвращая его в родную Женеву с новым витком умопомешательства. География ширится синхронно с растущей трагедией героя и когда вот уже кажется, что страдать ещё сильнее некуда - вот вам, получите горе самого чудовища и сравните, кто тут несчастнее. А ведь начинается книга с местечковых переживаний второстепенного героя, автора, которому Виктор Франкенштейн и адресует свой рассказ...
Кстати, об авторе: в голове как-то не укладывается, как девятнадцатилетняя девчушка (!) в самом начале XIX в. (!!) смогла создать такое монументальное эпическое и вполне себе актуальное сейчас произведение?? Ладно общая идея, гениальная мысль может прийти в любую голову. Но язык, но сюжетная мощь, но атмосфера? Это не спишешь на внезапное озарение. Тем страннее.
Ну а что по сюжету. Франкенштейн не был ни доктором, ни бароном, а всего лишь студентом (оффтоп: судя по всему, тогда в обязанности студентов вменялось исключительно самообразование, причём хоть да самой старости - герой на протяжении всей книги не выполняет никакой принудительной работы, при этом числясь в уважаемых людях). Он вовсе не грабил могилы, да и вообще не сшивал чудовище из частей трупов, а использовал куда более мелкий материал, которые ему поставляли "бойня и анатомический театр". Электричеством он не баловался (напротив - в книге упоминалось о его мимолётном увлечении электричеством как о неудавшейся попытки отойти от "основной работы"), предпочитая химию. Сам монстр не был неуклюжим, тупым и бездушным, наоборот, он обладал повышенной ловкостью и недюжинными способностями, сумел выучиться языку (немецкому, надо думать) и овладел прочими человеческими повадками, да и вообще - рефлексировал сверх меры. Уродлив, это да, но без швов и болтов из шеи. Наконец, никакой собирающей цветы девочки, горящей мельницы и зловещего горбатого слуги-садиста в его жизни также не было. Идея невесты вот была, но Франкенштейн не поддался на его уговоры. За что и поплатился. Да и сам монстр счастья не обрёл. Хэппи-эндом, кстати, здесь и близко не пахнет.

И напоследок:
"Гигантские отвесные горы, теснившиеся вокруг, шум реки, бешено мчавшейся по камням, грохот водопадов – все говорило о могуществе Всевышнего, и я забывал страх, я не хотел трепетать перед кем бы то ни было, кроме всесильного создателя и властелина стихий, представавших здесь во всем их грозном величии. Чем выше я подымался, тем прекраснее становилась долина. Развалины замков на кручах, поросших сосной; бурная Арвэ; хижины, там и сям видные меж деревьев, – все это составляло зрелище редкой красоты. Но подлинное великолепие придавали ему могучие Альпы, чьи сверкающие белые пирамиды и купола возвышались над всем, точно видение иного мира, обитель неведомых нам существ."

Кто-нибудь ещё сомневается, что в этом году будет замечательная летняя практика??? :)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments